Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:06 

Обещанное продолжение...

Научиться летать можно только, отбросив страх разбиться
Это опять я) Увы, но похоже мой темп останется до лучших времен - один акт в неделю...Этот акт получился наверное достаточно странным. Очепятки оставьте моему свободному времени *все исправлю со временем!!* Эммм...:shame: тапками можете щвыряться сколько душе угодно*сама рдею от написанного...* Надеюсь, что этот акт все же понравится...
Акт 7. В плену страстей, отыскивая свет.
Музыка: А.К. Глазунов - Раймонда. Видение
Аотоа было сложно поверить своим глазам, когда он перешагнул порог комнаты Факира. На кровати его друга лежал бледный – ни кровинки в лице - Мифо, накрытый теплым одеялом. Лицо вымученное, усталое, а руки безвольно лежат поверх одеяла. Пыльная одежда аккуратно была сложена на стуле в углу комнаты. Факир стоял на коленях у кровати, приложив ухо к груди Принца, боясь, что он вновь не услышит ударов его сердца, но нет…Сердце Принца билось, хоть и в медленном темпе, глухо.
- Мифо? Что он здесь делает? – резко бросил Аотоа, имевший довольно обоснованные для самого себя причины не любить Принца. Факир повернулся к нему, все ещё держа свои горячие ладони на ледяных запястьях Мифо.
- Аотоа? Замечательно, что ты пришел! Я столько должен рассказать тебе! А Мифо…, - Факир с нежной грустью посмотрел на погруженного в глубокий сон друга. – Я нашел его у дверей своего дома. Он похоже проделал очень долгий путь сюда…Но откуда он и что с ним я не знаю.
Аотоа вздохнул. Не любил он Мифо в принципе по одной причине – Мифо любила Ру. Глупо, совершенно недостойно такого человека как Аотоа, но тот ничего не мог с собой поделать – ведь, если бы не было принца, или если бы что-нибудь сложилось иначе, он был бы с Ру по-настоящему, а не только в волшебных мечтах и иллюзиях. К тому же юноша слегка ревновал Мифо и к Факиру, поскольку считал прямого потомка Дроссельмаера своим единственным и лучшим другом, а для того Мифо, как ему казалось, занимал более высокую позицию. Может потому, что их чувства были чем-то большим чем обычная дружба? Аотоа не знал наверняка, но нежный взгляд Факира ему не очень-то нравился.
- Что ты хотел мне сказать?
Факир жестом предложив Аотоа сесть, занял кресло рядом с кроватью.
- Я встречался с маэстро Дроссельмаером. И он поведал мне много чего интересного, а также предложил сделку...
Слушая Факира, Аотоа не мог поверить своим ушам. Это правда? Неужели так много сказок юноши воплотилось в реальность и вздумало наводнить собою город Кинкан? Видимо, из-за Дроссельмаера этот город обладает просто сказочной притягательностью в прямом смысле этого слова. Ладно, история Принцессы и Рыцаря, но вот Дракон! Снежная королева! В это было невозможно поверить! Аотоа в жизни не видел таких сказочных созданий. Неужели у него есть все шансы увидеть в реальности недоказанную научно огнедышащую ящерицу? А уж перспектива отправиться с Дроссльмаером в противовес Факиру его сильно обрадовала, что он, конечно же, постарался скрыть.
- Кхм…- кашлянул он, скрывая возбуждение, охватившее его при этих новостях. – Значит, мы должны отловить все твои сказки, пресечь смертельные исходы и вернуть Ахиру? Ну, это почти выполнимо…В принципе мы можем попробовать найти всех твоих персонажей…Напомни, кого назвал маэстро Дроссельмаер?
- Снежную Королеву, Дракона, Рыцаря, Принцессу.
- Всего четыре?
- Он просто упомянул самых основных с его точки зрения…
- Что ж…Я думаю Снежная королева – это Снежана.
- Аотоа, не смешно. Она обычная девушка, художница…
- А что у неё на лбу должно быть написано «Не подходи – заморожу»? Она появилась месяцев пять назад. Она и этот Цесар, который по признанию Дроссельмаера и является рыцарем. А ты, к слову, не замедлил сблизиться с Цесаром, лишенный общества Мифо. По-моему здесь есть что-то подозрительное. Месяц о принце ничего не слышно, а потом появляется Снежана со своим кавалером. И дальнейшие пять месяцев о твоем лучшем друге не приходит вестей, и на письма он не отвечает. Вдруг Цесар напрямую повязан с этим?
- Высосано из пальца. Аотоа, Цесар не мог…
- И твое мгновенное доверие к Цесару ты не считаешь подозрительным? Заметь, что он сразу выделил тебя из всех! Он – рыцарь Снежной Королевы! Я готов спорить на что угодно в этом! А Дракон…Дракон…Ну это довольно старая твоя сказка…Когда там у тебя дата на листе стоит?
- Аотоа! Хватит! Цесар никакой не Рыцарь Снежной Королевы! Это всего лишь твои домыслы и догадки!
- Что ж…Возможно и так. Но, Факир, проверь хотя бы!
- Не собираюсь я проверять!...
Тихий стон прервал их спор. Юноши повернулись к кровати и увидели, что Мифо не только пришел в себя, но и попытался сесть.
- Мифо! – Факир бросился к нему, когда Принц пошатнулся, будто вот-вот упадет. – Что ты делаешь?! Ты ещё слишком слаб!
- Факир, Цесар? Вы говорили Цесар?
Руки Мифо с отчаянием вцепились в предплечья Факира, в глазах сверкала пряная смесь надежды и беспросветного горя.
- Ты знаешь Цесара? – не мог поверить своим ушам рыцарь, бережно возвращая Мифо его прежнюю позу, стараясь препятствовать его резким лихорадочным движениям.
Мифо опустил голову и сглотнул.
- Знаю. Хотя я бы дорого отдал, чтобы никогда не встречать его на своем пути.
Факир с замиранием сердца присел на край кровати друга. Похоже, что его лучший друг знает нечто очень важное…и что-то очень болезненное приключилось с ним. Что-то связанное с Цесаром. Мифо не отпуская рук Факира, сжимая их, будто это было самое надежное и нерушимое в этом мире, что придавало ему сейчас сил и мужества, начал свой рассказ:
- Мы с Ру решили съездить в Норвегию. Она так хотела полюбоваться на северные пейзажи, что я не смог отказать. Если бы я только знал! По приезду ей сразу вздумалось пойти гулять по городу, и у фонтана рядом с ратушей мы встретили странного молодого человека. Он сразу же захотел заговорить с нами. Меня поразил его облик. Что-то в нем напомнило мне самого себя тех времен, когда я ещё жил без сердца. Ру была очарована его манерами. Конечно же, она и не думала в него влюбляться! Но он понравился ей настолько, что она предложила ему проводить свободное в столице время вместе с нами. Он жаловался на одиночество и отсутствие родственных душ, уверяя нас, что он почувствовала, как мы едины в своих стремлениях. Сейчас я понимаю, что на самом деле скрывалось за его словами, но тогда…Юноша говорил так горячо и красиво, что мне казалось, будто нет никого искреннее в этом мире! Он назвался Чезаре, сообщив также, что в Осло он ждет свою девушку, которая скоро должна будет приехать. Даже миниатюру мне её показал. Она была так прекрасна, что я не мог и мысли допустить, что он не может любить её. Успокоившись, таким образом, касательно его близких отношений с Ру, я стал абсолютно ровно и даже доброжелательно относится к его присутствию на наших прогулках. И проглядел…
Мифо опустил голову и судорожно втянул воздух. Факир нежно погладил его по голове, понимая, что они приближаются к самой важной части повествования, которая по тяжести содержания очень нелегко дается принцу.
Мифо поднял глаза на своего друга и продолжил:
- Вскоре я и Ру отправились на бал в ратушу. Чезаре сопровождал нас, утверждая, что там будет его девушка, с которой он так жаждет нас познакомить. Уже будучи на месте он заявил, что она опоздает. Там было очень весело! Музыка просто великолепна, и мы танцевали с Ру до упаду. Однако вскоре она захотела пить и я отправился принести ей вино… Было очень сложно найти её любимую Токайскую Эссенцию. Когда я вернулся, то увидел, что она танцует с Чезаре и так при этом улыбается…Я ощутил дикое чувство ревности, когда увидел, как сжимаются пальцы юноши на талии моей возлюбленной. Однако через десять минут Ру вновь вернулась ко мне как ни в чем ни бывало, утверждая хором с Чезаре, что просто заскучала и тот великодушно решил развлечь её. Я убедил себя, что здесь ничего не кроется, что это просто дружеская поддержка, но я не мог забыть, как Чезаре смотрел тогда на Ру…Не мог. Потому что в его взгляде было нечто не дружеское, а сродни влюбленности, восхищению. Но тут к нам подошла прелестная девушка, которую Чезаре представил нам как свою девушку Анну. Глядя, как он берет её за руку, я вроде бы успокоился, но все же мне казалось, что для безумно влюбленного он слишком с нею холоден. Первый колокольчик меня не предупредил…Ру очень быстро нашла общий язык с Анной. Та отнеслась к её особе очень благосклонно и вскоре они подружились. Ещё три дня прошли для меня практически ровно без всяких тревог, кроме внутреннего беспокойство, что глодало меня касательно взглядов Чезаре, которые я то и дело перехватывал, по отношению к Ру. Когда прошло полторы недели с момента пребывания нас в Осло, я почувствовал, что больше не могу находиться в этом городе – просто сойду с ума! И предложил Ру уехать. Она отказалась, ссылаясь на то, что наши новые «друзья» (Мифо особо подчеркнул это слово интонационно) пробудут здесь ещё как минимум неделю. Я стал аргументировать свою позицию, и мы поссорились…Она проявила свой жгучий темперамент. Сказала, что я просто параноиком стал после окончания сказки «Принц и Ворон», и ушла, хлопнув дверью. Я ждал час, пока она остынет, а потом отправился на поиски. Чуть не потеряд рассудок от беспокойства! Её не было нигде в городе. Я так боялся, что она потеряется одна без всяческой помощи – город мы знали ещё не достаточно хорошо, чтобы разгуливать в одиночку, и решил обратиться за помощью к Чезаре. Когда я постучал к нему в номер, никто не ответил, а при очередном слишком сильном ударе – мною владели отчаяние и страх – раскрылась. То, что я там увидел…Ру…Полуобнаженная в объятиях Чезаре с застывшей на губах улыбкой человека, чьи мечты претворяются в это мгновение в жизнь. Я думал, что мое сердце вновь разлетится на осколки! Она смотрела на него с таким затуманенным негой взором, что я взревел и бросился к ним. Анна выступила из-за полога кровати и касанием ладони к моей груди заставила меня остановиться. Я будто был заморожен! Моя любимая, ненаглядная Ру посмотрела на меня как на пустое место! Чезаре взял её под локоть, заставляя приподняться с кровати. Её ладони скользнули на его плечи, а ногти впились в смуглую кожу обнаженных плеч. Анна жестоко усмехнулась, глядя в мои наполненные гневом и отчаянием глаза. «Она больше не принадлежит тебе и пойдет со мной, в моей свите, принц. Ты удивлен? Мне давно было интересно увидеть её. Может быть, она мне поведает о весне?» ладонь Анны скользнула по щеке Ру и та, оторвавшись от Чезаре, потерлась об неё, будто эта ласка была высшей благодатью, что снизошла на неё! Я рванулся, но тело все ещё держало меня безгласной статуей, отказываясь оттаивать. «Цесар, нам пора. Будь добр, избавь его от лишних желаний и порывов. Мне вовсе не хочется, чтобы по моему следу шел разгневанный принц». Так я узнал истинное имя того, кто стал моим заклятым врагом. Она взяла Ру за руку и потянула прочь из комнаты, а Цесар ленивой походкой подошел ко мне, заглянул в исполненные ненавистью глаза и прошептал: «У тебя великолепный вкус, принц. Но ты слишком доверчивый. Прощай, мне было очень интересно с тобой» Он коснулся ладонью моей щеки, провел ею вверх и чуть в сторону, зажимая мне глаза. Что-то полыхнуло, и я ощутил дикую боль. Меня ломало и крутило, будто все возможные пытки обрушились на мою бренную оболочку. Пришел я в себя в белоснежной палате госпиталя, куда меня доставили из гостиницы, обнаружив без сознания в номере, который мы вместе с Ру снимали. Я чувствовал себя безумно слабо…и ничего не помнил…Какое-то время. Потом в моей голове стали всплывать обрывки моей прежней жизни. Я вспомнил Ру, вспомнил тебя, мой верный друг, вспомнил Ахиру. Это было спустя два месяца…Когда гнаться за негодяями было почти что поздно – их след простыл. Самое тяжелое для меня было то, что врачи решили, будто мой рассудок помутился. Все были убеждены, что я приехал один, и никакой девушки со мною не было. Я спорил с ними, пытался доказать им, что все наоборот, но они только удостоверились в моем сумасшествии, которое нарекали для меня «нервным расстройством», бросая друг другу понимающие взгляды. Вскоре я попытался бежать. Не вышло. Меня поймали и вновь заперли в палате, прописали мне всякие успокаивающие процедуры…Каждый день какие-то ванны, уколы. Я чувствовал себя поэтом Бездомным! За исключением того, что мне не надо было, чтобы мне помогали кого-то ловить. Мне просто хотелось, чтобы меня отпустили. Чтобы я вновь увидел свою любимую…
Мифо закрыл лицо руками, будто собирался заплакать. Факир уже хотел обнять его, но ладони принца скользнули по щекам, пальцы чуть раздвинулись, открывая глаза.
- Мне казалось, что я по-настоящему схожу с ума. Эти белые стены, тщетность, неизбежность…Всюду врачи, которые с приторными улыбками говорят, что мне надо успокоится, что все проходит и «это» тоже пройдет. Цесар видимо специально все проделал так, чтобы мне никто не поверил. И когда от отчаяния я был готов выть волком на тусклую луну, что с издевкой проглядывала сквозь клочья рваных туч в одну из ночей безумия, в комнату кто-то вошел, распространяя аромат кожаных фолиантов, перемешанных с терпким запахом знакомого мне одеколона. Маэстро Дроссельмаер. «О, мой бедный принц, - отчетливым шепотом начал он. – Что же с тобой сделали?! Куда лучше тебе было бы, если бы ты оставался в моей сказке» Я повернул с трудом к нему голову, стараясь заглянуть в эти смеющиеся вечно над всеми глаза, что скрывают какую-то тайну. Могу ли я её разгадать? – внезапно подумалось мне. Все так же смотря на меня, маэстро быстро коснулся меня своей жилистой рукой, провел по почти не двигающейся руке. Она мгновенно наполнилась силами. Дроссельмаер усмехнулся. «Что ж Мифо, я хочу, чтобы ты встал и вошел в эту чудесную сказку не под маской сумасшедшего, а как и должно – горделивым Принцем! Ты хочешь найти Ру? Так что медлишь?» Я сел на кровати, рассеянно покосившись на руку, затем повернул голову к окну и обнаружил, что оно распахнуто и луна устремила в него свой свет, образуя дорогу…Эта лунная тропа звала меня, манила за собою. Я вновь обернулся к сказочнику. Он исчез…Лишь на стуле лежал мой плащ, в котором я впервые пришел в Кинкан, мой меч, да и комплект сухой, выстиранной одежды. Быстро одевшись я подошел к распахнутому окну и не медля ни минуты шагнул на дорожку, стремясь как можно скорее оказаться по дальше от госпиталя. Мне не сразу пришло в голову идти в Кинкан. Я всем сердцем хотел увидеть тебя, мой друг, но более же желал спасти Ру. Ослепленный этим желанием я вовсе не думал о том, что один я вряд ли настигну их. И потерял счет времени… Но тяга духовных чаяний всегда сильна, поэтому меня вело в Кинкан. И вот я пришел сюда…
Факир и Аотоа молчали. Рыцарь не мог поверить в то, что слышал своими ушами – Цесар со всей его странностью не может оказаться таким жестоким! Это просто невозможно…Или же…? Юный критик напротив всем своим видом будто сообщал миру: «Я же вам говорил!». Понимая, что нельзя вот так вот молчать после такой истории, сдвинувшись на самый край кровати, чтобы избегать смотреть в глаза Мифо, Факир обнял друга, утешающее погладив по плечам:
- Я помогу тебе найти и вернуть Ру…Ведь я косвенно виноват во всем этом…Это мои сказки стали причиной всего этого кошмара. Видимо, Анна это Снежная королева, что отправилась на поиски весны, а Ру попалась на её пути.
Мифо уткнулся носом в плечо друга, еле заметно кивнув, а потом добавил:
- Ты ни в чем не виноват, Факир. Я тебе верю, и мне вполне этого достаточно. Более всего меня пугает, что Цесар сотворит что-нибудь с Ру, прежде чем я найду её. Ты видел её здесь?
Рыцарь чуть замялся, но пересилил свою слабость и выдавил:
- Нет, Мифо. Он один здесь. Только со своей госпожой – Снежаной. Ру и какую-либо другую девушку я не видел рядом с ними. Зато теперь Цесару понадобилась Ахиру…
- Ахиру? Зачем ему утенок?

Ахиру с удовольствием растянулась на прохладных простынях, отдавая себя во власть сновидений. Фаэтон настолько загрузил её теорией человеческих взаимоотношений и балета, что о своих ночных кошмарах она и не вспоминала. Через минуту она плотно сомкнула веки и ничто не могло бы разбудить её, кроме выстрелившей над ухом пушки или же…поцелуя прекрасного принца, наверное?
Когда ночь уже облюбовала свои владения, оконная рама спальни девушки тихо скрипнула, пропуская внутрь стройную девичью фигурку – Снежана. Она безмолвно подошла к кровати, на которой мирно спала девушка и склонилась над нею. Её глаза, зрачки которых неестественно расширились, впились в черты лица Ахиру, жадно впитывая каждую черточку. Ведь это лицо ей так знакомо! Ну, или хотя бы кажется знакомым. Только чем? Неужели это она? Та девушка из её мечтаний и снов? Она подозревала это со вчерашнего дня, но не имела возможности убедиться. Это может быть просто отдаленное сходство во внешности. Или просто её одержимость той девушкой. Ведь даже в своем паже она старалась искать Её черты! Снежана провела кончиками пальцев по щеке девушки и поразилась – какая она горячая! Она болеет? Дыхание спящей было прерывистым, губы чуть приоткрыты и тихие стоны нарушали царящую вокруг тишину. Что это? Оторванная от своих желаний и мечтаний Снежана положила свои холодные пальцы на лоб девушки, полная решимости войти в сознание Ахиру и узнать, что там происходит.
«Его глаза, зеленые как изумруды, смотрят на неё с непередаваемым выражением – казалось в этом взоре странный коктейль нежности, любви, страсти, решимости. Под сердцем томительно заныло – так захотелось раствориться без остатка в этих глазах. Горячие ладони скользнули по её бедрам вверх, легли на талию, а во взгляде застыл вопрос. «Ты действительно этого хочешь? Если мы сейчас перейдем этот порог, то потом пути назад не будет». Её маленькая изящная кисть скользит по смуглой коже его груди, прослеживает самыми кончиками пальцев ужасный шрам. «Я хочу быть с тобой» «Глупенькая, вовсе необязательно заходить так далеко, чтобы быть вместе», - он перехватывает её ладонь, целует подушечки пальцев, спускается на узор линий самой ладони, чуть щекоча эти черточки языком. Она смеется. «Я уже все решила…Ведь ты тоже хочешь этого?» - щеки заливаются густым румянцем, не слишком ли она отважна? Что будет, когда они перейдут порог? Он успокаивающе трется носом о её щеку. «Все будет хорошо. Я не причиню тебе ничего, что было бы тебе неприятно. Ты всегда можешь остановить меня…» Она кивнула, возвращая свою нерешительную застенчивую улыбку, исполненная решимости ни за что не останавливаться, запуская руку в его шелковые волосы такого таинственного близкого к черному зеленого цвета…А дальше…Дальше задыхаться в объятиях, стонать сквозь стиснутые зубы, жадно и нежно целоваться, оставляя покраснения на коже, искать на ощупь друг друга, вновь будто теряться, гореть в самом жарком палмени, что только могут породить человеческие сердца, падать в бездонную пропасть и взмывать к самым звездам…Это было их новое па-де-де, танец заплутавший среди звезд, предначертанный кем-то, а может же рожденный вопреки судьбе, вопреки всему! Сладко и терпко. И так хорошо. Они становятся единым. Один вздох на двоих, одно касание, одно движение…Вне времени и пространства они вместе…Навсегда»
Шокированная Снежана обрушилась на пол, вылетая из сновидений девушки. Такого потока эмоций и ощущений давно не вторгалось в её личное пространство. Кто же её дернул так любопытствовать? Ведь она всего лишь хотела оставить свою мету, привязать ниточку за которую он бы потом просто притянула эту девочку к себе. Что же это за видения? Просто фантазии влюбленной девчонки? Да. Вот только Цесар, который перед её уходом с пеной у рта твердил, что Ахиру явно к нему неравнодушна мало походил на того решительного, уверенного юношу из сна, чьи черты стремительно стирались, из памяти королевы, оставляя лишь туманный силуэт. Если это не Цесар, а Ахиру по его утверждениям к нему испытывает чувства, то тогда это воспоминания? Ой, какая непрактичная девочка! Снежана бы уж точно такого кавалера, даже если бы подустала от него, держала бы поближе к себе. Девушка зарделась, гоня прочь такие мысли. Сейчас в ней говорили похоть и легкая зависть. С трудом поднявшись на ноги – колени все ещё дрожали, а пот прохладными каплями струился по тела, хотя такого Снежана не наблюдала за собой со своих первых общений с особями противоположного пола. Тогда даже легкий поцелуй вызывал у неё румянец и заставлял взмокнуть до десятого пота, будто она двенадцать часов вагоны разгружала. Теперь надо сделать то, зачем она пришла, но тут...Ахиру издала тихий стон и резко села на кровати, видимо плохо понимая где она и что с ней. Её руки будто пытались оттолкнуть кого-то прочь, кого-то скрытого от глаза королевы. Ротик приоткрылся, издавая тихий полу стон, полу вскрик:
- Уходи…Прекрати меня мучить! Я не хочу…Нет, не хочу!
Девушка вскочила с кровати и бросилась вон из комнаты, прихватив с собой одеяло, даже не заметив Снежану, которая замерла, как бдительный суслик у своей норки. Чисто из любопытства она проследовала за девушкой вглубь дома, чтобы увидеть, как та укладывается на диван в гостиной, лихорадочно заворачиваясь в одеяло, постоянно одергивая его края, чтобы быть уверенной, что её тело будет укрыто полностью. Как только Ахиру скрылась с головой под одеялом, до Снежаны донеслось её ровное дыхание спящего человека. Что ж…Наверное, не стоит ставить клеймо уз на испуганной растерявшейся девушке. Но все же что это за видения? Может кто-то с особыми способностями приходит во сны Ахиру? Это было достаточно загадочно, чтобы прибавить интереса Снежаны к Ахиру.

Странная красивая, но немножко печальная музыка звучит у неё в голове. Ахиру раскрывает глаза и видит, что она находится на берегу огромного пещерного озера. На его глади танцует девушка в белоснежной с розовой окантовкой балетной пачке, в розовых пуантах…Волосы двух цветов – белый и красный, а глаза синие-синие с грустью мерцающие из-под черных как смоль густых ресниц. Девушка плавно выполняет каждое движение, наполняя его чувствами. Ахиру глядит на её танец, и ей кажется, что вся её душа горит от чувства любви, что начинает переполнять её до счастливых слез, уже скользящих по её щекам. Кто эта девушка? Фея? Принцесса? Божество? Незнакомка замирает, глядя прямо в глаза Ахиру, и шепчет:
- Я скучала, Ахиру. Потанцуешь ли ты со мной?
Та слегка смутилась, но приблизилась и без страха вступила на гладь озера, только на грани сознания опасаясь, что уйдет сейчас с головой под воду. Но ведь это сон..? Теплая ладонь незнакомки бережно сжала её ладонь, маня её за собой в глубины музыки. Ахиру не волновалась рядом с этой девушкой о том, кто она, почему ничего не помнит. Ей было тепло и надежно, а остальное отодвинулось на второй план. Только когда их па-де-де перешло на стадию сольный вариаций, Ахиру решилась спросить:
- Кто ты? – второй арабеск был выполнен ею с некоторой заминкой.
- Я – Принцесса Тютю. Ты помнишь меня, Ахиру?
- Нет…Мне так жаль…
- Не страшно, - Принцесса улыбалась, заглядывая в глаза Ахиру. Её выгнутый корпус, чуть отведенная вверх за голову рука, вытянутый носочек заставил Ахиру восхищенно выдохнуть, а Принцесса уже вновь предложила ей руку, выводя их па-де-де на коду. – Я, увы, не была с тобою так долго, как мне того хотелось, но…Сейчас я тебя не покину. Мы вместе справимся со всем, что ожидает нас. Открой мне своё сердце, Ахиру! Они закружились, и все вокруг стало расплываться, терять четкие очертания. В глазах замерцало. Мгновение, и Ахиру оказалась посреди озера одна. Разочарованно она вздохнула, но тут ощутила, что на шею что-то создает легкое давление. Когда она опустила глаза, то увидела, что одета в балетную пачку Принцессы Тютю, а на её шее блестит медальон, напоминающий собою распахнутые крылья цвета заката и крови…Тихонько выдохнув, она, пораженная, коснулась кончиками пальцев медальона и ей показалась, что она услышала тихий шепот:
- Теперь мы вновь вместе, Ахиру.
На душе стало так легко и свободно. Но тут…
Солнечные лучи били ей прямо в глаза – видимо она неудачно повернулась во сне и сбросила одеяло. Девушка разочарованно заерзала. Увы, но этот прекрасный сон ушел от неё. Безвозвратно. Зато кошмар ему предшествовавший она помнила гораздо отчетливей, что не придавало ей бодрости, вызывая нездоровый румянец на щеках.
- Ахиру, пора вставать! Ох, ты опять в гостиной…Лунатизм? – пробегавший мимо комнаты Фаэтон, бросил на неё рассеянный взгляд. – Давай бегом в ванную и завтракать! Скоро выходить!
Девушка послушно встала, со всей возможной веселостью выкрикивая своему опекуну:
- Доброе утро!
На шее девочки качнулся овальный, ещё незамеченный ею медальон алый словно кровь


Эта картинка у меня почему-то самая-самая любимая :)

@настроение: все то же, все та же

@темы: творчество, фанфик

Комментарии
2009-02-28 в 20:43 

Каждую неделю7 Ну это уже лучше, хотя хотелось бы побыстрее...Эта глава разьяснила происходящее, но если чесно я больше всего хочу узнать об Ахиру и Факире...романттикааа. Я поражаюсь откуда в тебе столько...даже не знаю...фантазии,что ль...НУ КЛАСС!!!А когда 8 акт?

URL
2009-02-28 в 20:44 

Когда рушатся воздушные замки, сердце оказывается на замке. (Леонид С. Сухоруков)
Супер! Я в диком восторге! Снова Принцесса Тютю ^_^
Надеюсь, в этот раз без кусочка сердца Принца...)

2009-02-28 в 20:56 

Научиться летать можно только, отбросив страх разбиться
Конечно) Осколки сердца уже окончившаяся сказка)) Рада, что понравилось :)
8 акт? Я постараюсь, но курсовая надо мной висит Дамокловым мечом))
*наверное, меня настолько сильно потрясло это аниме, что это пробудило все скрытые мечты и фантазии, мысли, что когда-либо приходили в мою голову))*
А что конкретно вам интересно о Факире и Ахиру? ^__^

2009-03-01 в 07:12 

Жизнь-это игра, задумана фигово, но графика обалденная!
Урррра!!!! А я и не надеялась уже, что Принцесса Тютю появится...СПАСИБО, СПАСИБО!!!:ura::ura::ura:
:hlop::hlop::hlop:
:song:

2009-03-01 в 11:19 

Ну как у них там и что у них...

URL
2009-03-01 в 17:36 

Научиться летать можно только, отбросив страх разбиться
Neba, она не могла не появится))) Ибо на ней у меня завязан узелочек сюжета :)
Как у них там и что у них...А где "там"?? ;))))))) В восьмом акте, думаю они опять встретятся лицом к лицу, если я только уложу все задуманное в восьмой, а не утяну в 9...

2009-03-01 в 21:00 

А скоко всео актов планируется?

URL
2009-03-01 в 21:00 

А скоко всео актов планируется?

URL
2009-03-01 в 22:02 

Научиться летать можно только, отбросив страх разбиться
Скорей всего будет два "сезона", если я выдержу) То есть 26. Может получится меньше, если идея окажется компактней.

   

Принцесса Тютю

главная